Часть 0 – Вступление

Больным болезнью Паркинсона, как правило, катастрофически не хватает информации. Такие люди чувствуют себя абсолютно растерянными – состояние постепенно ухудшается, впереди не ждёт ничего хорошего, вокруг вьются всевозможные целители, большая часть из которых по совместительству является шарлатанами, а официальные врачи выдают информацию по крупицам и, вообще, путаются в показаниях – не потому, что сволочи, а по причине малоизученности вопроса и отсутствия специалистов. В самом деле, до недавних пор болезнь Паркинсона считалась болезнью стариков, которых лечить – только время тратить. Лишь не так давно, насколько я знаю, возрастной состав пациентов начал существенно омолаживаться – появились сорока-, тридцати– и даже двадцатилетние заболевшие...
Collapse )

Часть 7 – Села батарейка!

С батарейкой вообще нехорошо получилось – всё равно, что с теми партизанами из анекдота. Начнём с того, что операцию по имплантированию рогов я делал в июле 2014 года, и в июле 2018 надо было задумываться о сроке годности – сиречь, начинать бегать по инстанциям и призывать врачевателей менять постепенно приходящий в негодность элемент питания. Однако, все мы знаем, насколько непросто приходится простому нормальному человеку, решившему по каким-то своим малозначительным для государства надобностям побегать по инстанциям в нашей любимой стране, и потому я даже обрадовался, когда наблюдавший меня в тот момент врач (не будем называть фамилии, хотя это был Красаков Игорь Вячеславович) заявил, что заряда батареи хватит ещё минимум на год, а то и больше. И с одной стороны, не соврал – хватило. Но с другой стороны, обрадовался я, безусловно, зря, поскольку в нашей любимой стране, невзирая на все новации, спасение утопающих до сих пор так и остаётся делом их собственных рук, а беда продолжает с завидной регулярностью приходить с самых неожиданных направлений.

Collapse )

Часть 6 – Метод RANC

Хватающиеся за любую соломинку больные болезнью Паркинсона готовы поверить хоть чёрту лысому — в особенности, если означенный лысый чёрт подкрепит свои действия хотя бы отдалённо наукоёмкими словесами.

Collapse )

Часть 5 – ОперацЫя

Большая часть данной статьи написана сразу после операции, в 2014 году, и потому по стилю несколько отличается от остальных рассказов. Пять лет спустя, в 2019, как раз накануне новой поездки в Новосибирск для смены батарейки, я включил сей текст в общий строй, лишь слегка его подправив — в основном, убрав излишне оптимистические пассажи. Наслаждайтесь, тем более, что конкретно ради этого текста всё и затевалось, он здесь — самый, что ни на есть наиосновнейший.

Пока суть, да дело, электроды в голове делают свою работу и язвят мозг самим фактом своего присутствия, будучи даже не подключёнными к генератору переменного тока; в итоге руки бегают достаточно быстро и во всём теле ощущается этакая приятная гибкость. Тем не менее, лично я к подобным явлениям отношусь с известной долей скепсиса, поелику год назад мой организм уже воспревал в блистающие выси, будучи угощён чудодейственной таблеткой, и хватило этого тогда не то, чтобы прямо очень уж надолго. На два месяца от силы этого тогда хватило.

Collapse )

Часть 4 – Путь в Новосибирск

Меж тем, основная причина, по которой я начал писать этот, с позволения сказать, «дневник», заключается в том, что больше всего вопросов ко мне поступает относительно того, как попасть на операцию, и что она даёт.  Про «что она даёт» и саму операцию — позже, а пока расскажу о том, как я дошёл до жизни такой.

Collapse )

Часть 3 – Симптомы

В противовес общепринятому мнению, согласно которому главным признаком болезни Паркинсона является дрожь в руках, симптомов у этой дряни невероятно много, и все они, как на подбор — один другого краше.

Самое главное, как я уже и говорил — пропадает всякое желание что-либо делать и к чему-либо стремиться. Мозг перестаёт вырабатывать дофамин, который помимо того, что вообще считается гормоном радости, также несёт ответственность за получение человеком удовлетворения от достижения целей. В результате больной не хочет ничего и ни в чём не видит смысла. Всё, абсолютно всё приходится себя заставлять делать — через «не хочу», через «да кому это всё нужно», через «всё равно это тлен и смерть». Нормальненько так.

Collapse )

Часть 2 – На Колёсах

Итак, неутешительный диагноз был поставлен, и надо было как-то жить дальше. А состояние всё ухудшалось, и ухудшалось. Трясущиеся руки меня особо не беспокоили, да они у меня особо и не тряслись — главным симптомом была замедленность движений; если я ничего не путаю, эта форма болезни Паркинсона называется ригидной. Есть ещё форма дрожательная, для которой как раз дрожащие руки характерны в большей степени.

Collapse )

Часть 1 – Настойка пиона

Примерно в 38 лет у меня начали немного дрожать руки, однако, помнится, тогда я не обратил на это особого внимания. Подумал: человек я нервный и пессимистичный, отсюда оно и идёт. 

Тем не менее, к 39 годам к этой лёгкой дрожи добавилась наметившаяся скованность, и если раньше я печатал на клавиатуре с бешеной скоростью — словно хакер в голливудском кино, мысль не успевала зародиться в мозгу, как уже оказывалась переведена в текст — то к тому времени мой метод печати начинал всё больше напоминать работу старика, вообще не знакомого с компьютерами: очень медленно, одним пальцем, постоянно промахиваясь. Что выглядело тем более дико, что с компьютерами я связан всю жизнь: в институте обучался на программмиста, после чего то работал по специальности, то занимался дизайном и верстал газеты, то писал достаточно объёмные статьи.

Collapse )